fbpx

Архивы

Стань таким как я хочу…

Стань таким как я хочу…
Всю жизнь меня учили, что мужчиной можно и нужно манипулировать. Хочешь, чтобы он вымыл посуду? Притворись, что у тебя аллергия на моющее средство. Хочешь, чтобы он не поехал на рыбалку? Призывно распахни халатик…
И я верила. Я покупала книги на тему «Как заставить его делать то, что тебе надо» и достигла таких высот в дрессуре, что, будь мои бойфренды медведями, нас ждал бы бешеный успех на арене Московского цирка. При этом мне даже в голову не приходило, что мой «соперник» может видеть мою шитую белыми нитками игру. Что он кипит от негодования, когда я пытаюсь в своих целях использовать его сексуальную уязвимость. Что злится на себя за то, что не может устоять. Что хочет, чтобы я видела в нем человека, а не объект для манипуляций. Что мечтает, чтобы я хоть раз спокойно, без всяких этих подвывертов сказала: «Знаешь, я сегодня чертовски устала. Помой, пожалуйста, посуду». Или: «Я понимаю, что тебе хочется поехать на рыбалку. Но я не хочу проводить каждое воскресенье в одиночестве. Может, попробуем найти компромисс?» К счастью, с возрастом я поняла, что с мужчиной можно договариваться. Причем в самых разных сферах жизни.
Покупки
Я очень люблю ходить по магазинам. Мой муж тоже, конечно, пытается изобразить нечто подобное: с важным видом ищет какие-то шурупчики на строительных рынках или выбирает диски в музыкальных магазинах… Но истинное блаженство шоппинга ему все же недоступно, и он никогда даже не пытался разделить со мной весь кайф от этого процесса. На мое предложение пройтись по магазинам он обычно советовал из-за газеты: «Слушай, позвони Ленке!»
Почему он такой?
Ему скучно. Парфюмерия, обувь и одежда совершенно не волнуют и никогда не волновали его воображение. Пока я примеряла новую кофточку, мужчина моей жизни зевал, пересчитывал лампы на потолке и громко жаловался на боль в ногах, резь в глазах и непонятные ощущения в мизинце левой руки.
Что заставило его пойти на компромисс?
Инстинкт охотника. Я составила список необходимых покупок с указанием цвета, размера и примерной цены и показала его мужу. «Тебе действительно нужна синяя блузка? -уточнил он. — Не розовая, не красная, не терракотовая? Ты точно знаешь, что у нее должен быть короткий рукав? Не длинный, не три четверти?» После того как я подтвердила все, что написала, муж выразил непреодолимое желание помочь мне в поисках. Затрубил невидимый рожок, и охота началась. Мой любимый резвым иноходцем бежал впереди, пристально разглядывая витрины и время от времени авторитетно заявляя: «Стоп, нам сюда!» А когда мы вышли из магазина с заветной блузкой, он сиял так, словно у него в пакете был не кусочек легкой ткани, а по меньшей мере туша огромного мамонта с бивнями и хоботом.
Быт
Современные мужчины научились жарить яичницу. Пылесосить. Приносить кофе в постель. Известны даже случаи, когда кое-кто из них мыл окна. Но никто из представителей сильного пола не в состоянии проделать самую простую вещь: заметить грязь раньше, чем ему на нее укажут. Лично я ни разу не видела, чтобы мой муж в здравом уме и трезвой памяти добровольно вытирал бы пыль на верхней полке шкафа или очищал от волос сливное отверстие в раковине.
Ревнивцы живут меньше
Чувство ревности, в той или иной форме, знакомо, пожалуй, каждому человеку. Но сколько бы ни говорили о ревности психологи, сколько бы ни рассказывали писатели и поэты, это чувство остается таким же неразгаданным, как и любовь. Известны лишь его разрушительные последствия.
Продолжительность жизни ревнивцев, по данным некоторых зарубежных исследований, на 10-15 лет меньше. Болеют они в основном гипертонией, сердечно-сосудистыми заболеваниями, от которых и умирают в возрасте примерно 60-65 лет. Исключения редки, а вот пропорциональность степени ревности прослеживается довольно четко. При этом больше всего ревнивцев в цивилизованных странах: народы, находящиеся на низких стадиях развития, особого значения сексуальной верности не придают.
Женщины ревнуют чаще, у мужчин это чувство тяжелее и мрачнее, но зато и изменяют они вдвое больше. По данным российских социологов, каждый пятый супружеский союз разрушен из-за ревности и в каждом четвертом разводе ревность одного из супругов сыграла существенную роль в распаде семьи. Очень часто измученный ревностью партнер (как правило, жена) находит какой-нибудь подходящий повод для ‘решающей’ ссоры, развода и уходит, нигде при этом не подчеркивая, что дело в ревности.
На почве ревности совершается масса насильственных действий и даже убийств. В России (по Украине таких данных пока нет) ежегодно на почве ревности совершается до тысячи убийств, из которых 990 — убийство жены мужем. Причем подавляющее большинство современных ‘отелло’ — вполне нормальные здоровые граждане. Долгое время полагали, что убийства из-за подозрений в сексуальной неверности совершают преимущественно хронические алкоголики и душевнобольные.
Недавние исследования показали, что среди тех, кто совершил такие преступления, алкоголики и сумасшедшие составляют лишь около 25%. Однако винить ревность во всех бедах не стоит. Именно она придает чувствам ‘остроту’, пикантность, нередко не дает им гаснуть. Так стоит ли бороться с ревностью?Ревность чаще всего начинается с детства. Именно в детских переживаниях нужно искать ее причины.
С момента появления в семье второго ребенка можно наблюдать первые серьезные признаки ревности. А если старший ребенок к тому же почувствует себя обделенным родительской любовью, то он вырастет ревнивым. Причем распространяться это будет не только на сексуального партнера. Тревожной может быть и ситуация, когда разводятся родители — малыш боится, что мама бросит его так же, как и папа.
Некоторые именно по этой причине начинают ревновать маму к любому мужчине — а вдруг он придет и отнимет у него самое дорогое? Поэтому в таких травмирующих психику ребенка ситуациях малышу необходимо удвоенное внимание, ласка. Вообще, человека, которого в детстве (и даже в грудном возрасте) мало ласкали, редко брали на руки, всегда преследует необоснованный страх, порожденный низкой самооценкой, — потерять ближнего. Нередко ревность объясняется низкой самооценкой и страхом сравнения.
При этом существует масса ревнивцев, которые уверены в себе во всех отношениях. Иногда это связано с контрастом между чистой первой любовью и ‘грязным’ первым сексуальным опытом. Такая собственническая ревность сходна с брезгливостью: ‘собственник’ считает сексуального партнера своей жены (или мужа) ‘грязным’, испытывает к нему брезгливость, а потому и негодование, иногда даже настоящее физическое отвращение.
Есть факторы, усиливающие ревность. У мужчин это, в первую очередь, алкоголизм, ну и, естественно, расстройства репродуктивной системы. У женщин — сексуальная неудовлетворенность, бездетность, беременность и гинекологические расстройства. Патологическими ревнивцами могут быть и душевнобольные. Есть мнение, что патологическая ревность — это не просто крайняя реакция на действительную или воображаемую измену, а, скорее, плохая адаптация к эмоциональному возбуждению.
По некоторым данным, у 15-20% людей патологическая форма ревности схожа по своим симптомам с психозом. Но есть и такие, кто никогда не ревнует (их примерно 3-5%) — это другая крайность. Причина такого поведения — крайняя эмоциональная холодность. Причем больше всего равнодушных среди мужчин. Как сказал кто-то из великих: ‘Женщина редко прощает нам ревность и никогда не прощает ее отсутствие’. Ревность хороша в той мере, в которой она подогревает отношения. Любая женщина, даже с небольшим жизненным опытом, знает, как нелегко удержать рядом мужчину, если не давать ему возможности иногда ревновать. Если совсем не давать мужчине повода для ревности, то он решит, что другие мужчины не обращают на его избранницу внимания.
Между тем он хотел бы верить, что его любимая желанна для многих, но досталась ему, потому что он лучший. Замечу, правда, что это подходит лишь в тех случаях, когда мужчина от природы не ревнив. В противном случае можно лишь ‘выпустить из бутылки’ джинна ревности, загнать которого снова в маленький сосуд будет невероятно сложно.
Существуют различные приемы. Например, начать ревновать в ответ, да еще и в несколько раз сильнее, чем сам ревнивец. Единственное, что я бы не советовал — пытаться заглушить свою ревность. Когда человек любит, он ревнует. Это естественно. За исключением обычных собственников, которые могут ревновать без всякой любви, просто потому, что это МОЯ жена, чашка, мебель и так далее. Причем не только к другим людям, но и к котенку, усевшемуся на колени, букету цветов в руках. Главное, чтобы это чувство делало отношения более возвышенными, прекрасными, а не превращало в кошмар оправданий и скандалов. 

Что такое психические состояния?

Что такое психические состояния?
Среди психических явлений психическим состояниям принадлежит одно из основных мест. Проблема психических состояний имеет в человекознании огромное значение , поскольку психические состояния существенно определяют характер деятельности человека.
Различные авторы дают разные определения понятия ‘ психическое состояние ‘. Отсутствует общепринятое мнение об определении , структуре и функции , механизме и детерминантах , классификации и методах исследования психических состояний. В.А. Ганзен и В. Н. Юрченко считают , что причина замедленного научного познания психических состояний человека заложена в самой их природе. Так , имеющиеся в литературе определения психического состояния ( Н. Д. Левитов , Ю. Е. Сосновикова и др.) прямо или косвенно подчёркивают сложность , многокомпонентность , многоуровневость состояний человека как психического явления. Именно эти особенности психических состояний , целиком захватывающих человека на какой-то промежуток времени , делают их труднодоступным объектом научного изучения.
Мне наиболее полным и простым представляется определение Н. Д. Левитова :
Психическое состояние — это целостная характеристика психической деятельности за определённый период времени , показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности , предшествующего состояния и психических свойств личности.
Левитов считает , что психическое состояние — это самостоятельное проявление человеческой психики , всегда сопровождающееся внешними признаками , имеющими преходящий , динамический характер , не являющимися психическими процессами или свойствами личности , выражающееся чаще всего в эмоциях , окрашивающее всю психическую деятельность человека и связанное с познавательной деятельностью , с волевой сферой и личностью в целом. Таким образом , в структуру психического состояния входят определённая модальность переживания , конкретные изменения в протекании психических процессов ( психической деятельности в целом ) , отражение особенностей личности и характера , а также предметной деятельности и соматического состояния.

Как и все явления психической жизни, психические состояния не спонтанны , но детерминированы прежде всего внешними воздействиями. По существу , любое состояние есть продукт включения субъекта в некоторую деятельность , в ходе которой оно формируется и активно преобразуется , оказывая при этом обратное влияние на успешность реализации последней. 

Ситуации, вызывающие психическую напряжённость

Ситуации, вызывающие психическую напряжённость
В литературе имеются многочисленные описания порождающих психическую напряжённость воздействий и ситуаций , которые называют стрессорами. При характеристике стрессогенных ситуаций указываются такие признаки , как ‘сложные’, ‘ трудные ‘, ‘ особые ‘, ‘эмоциогенные ‘, ‘ критические ‘, ‘ аварийные ‘, ‘ чрезвычайные ‘, ‘ экстремальные ‘, ‘ сверхэкстремальные ‘, ‘ гиперстрессовые ‘ и т. п. Уже сам по себе этот перечень свидетельствует о том , что не существует единой терминологии для описания рассматриваемых ситуаций. Прежде всего , не выдерживается какое-то одно основание деления. Так , в одном случае акцент ставится на характеристике объективных особенностей стимуляции (‘ сложные условия ‘) , в другом — на отношении субъекта к этой стимуляции (‘ трудные условия ‘) , в третьем — на преобладающем компоненте возникшего состояния (‘ эмоциогенные условия ‘) и т. д. Более того , встречается разное понимание одних и тех же терминов. Так , понятие ‘ экстремальные условия ‘ одни авторы определяют как ‘ неблагоприятные для жизнедеятельности ‘, другие — как ‘ предельные , крайние значения тех элементов ситуации , которые в средних своих значениях служат оптимальным рабочим фоном или , по крайней мере , не ощущаются как источник дискомфорта ‘ ( Небылицын , 1966) , третьи — как условия , требующие мобилизации обычных ‘ буферных ‘, а иногда и ‘ аварийных ‘ резервов организма ( Ломов , 1970 ). Конечно , эти варианты понятия экстремальности в чём-то совпадают , перекрывают друг друга , но каждый из них , тем не менее , акцентирует лишь одну сторону экстремальности.
Возникает вопрос : какова природа стрессоров и в какой мере возможна их систематизация?
Экстремальность как особенность стрессоров. Хотя существует несколько определений экстремальности , но при употреблении этого понятия обычно ясно , что речь идёт не о нормальных , обычных условиях деятельности , а о существенно отличающихся от них обстоятельствах. Действительно , к ним относятся те виды стимуляции , которые характеризуются интенсивным , нередко сверхсильным воздействием ( например , шум при испытании реактивных двигателей на стенде ). Кстати , экстремальность в этом случае создаётся не только максимизацией , но и минимизацией интенсивности ( примером могут служить исследования , посвящённые проблеме функционирования организма и психики человека в условиях сенсорной депривации ). Экстремальность обусловливается не только интенсивностью , но и другими параметрами стрессоров. К ним относятся : качественное своеобразие последних , характеризующее физиологически особую среду , в которой может протекать человеческая деятельность ( температурные , барические воздействия , гипоксия , гиподинамия и т. п.) , характер действия стимула ( нерегулярность его появления , монотонность и т. п.) , объективная сложность самой задачи ( переработка огромных потоков информации в ограниченное время , отсутствие информации , необходимой для выполнения тех или иных действий , отвлекающие воздействия , высокий темп работы и т. п.). Одним из важных , но до сих пор мало исследованных факторов экстремальности является время. Считается , что этот фактор может существенно определять экстремальность стимула и , следовательно , степень напряжённости и её эффект. Это объясняется тем , что доступный человеку оптимальный темп психической активности у разных лиц неодинаков и переход через индивидуальные пределы этого темпа ведёт к возникновению психической напряжённости. 

Психология экстремальных ситуаций

Психология экстремальных ситуаций — это одно из направлений прикладной психологии. Оно исследует проблемы, связанные с оценкой, предвидением и оптимизацией психических состояний и поведения человека в стрессовых ситуациях.

Стресс (данный термин переводится с английского как «давление, напряжение») — это понятие, используемое для обозначения широкого круга состояний и действий человека, возникающих в качестве ответа на разнообразные экстремальные воздействия (стрессоры). Стрессоры обычно делят на физиологические (боль, голод, жажда, чрезмерная физическая нагрузка, высокая или низкая температура и т.п.) и на психологические (факторы, действующие своим сигнальным значением, такие как опасность, угроза, обман, обида, информационная перегрузка и т.п.).
В зависимости от вида стрессора и характера его воздействия выделяют различные виды стрессов, в наиболее общей классификации — физиологические и психологические. Последние, в свою очередь, подразделяются на информационные и эмоциональные.
Информационный стресс возникает в ситуациях информационных перегрузок, когда человек, несущий большую ответственность за последствия принимаемых им решений, не справляется с поиском нужного алгоритма, не успевает принимать верные решения в требуемом темпе. Яркие примеры информационных стрессов дает работа операторов технических систем управления.
Эмоциональный стресс имеет место в ситуациях, угрожающих физической безопасности человека (войны, преступления, аварии, катастрофы, тяжелые болезни и т.п.), его экономическому благополучию, социальному статусу, межличностным отношениям (потеря работы, средств существования, семейные проблемы и т.п.).
Независимо от разновидности стрессоров, психологи изучают те последствия, которые они вызывают на физиологическом, психологическом и поведенческом уровнях. За редкими исключениями, последствия эти отрицательные. Происходят эмоциональные сдвиги, деформируется мотивационная сфера, изменяется ход процессов восприятия и мышления, нарушается двигательное и речевое поведение. Особенно сильное дезорганизующее воздействие на человеческую деятельность производят эмоциональные стрессы, достигшие степени аффекта в той или иной его форме (импульсивной, тормозной или генерализующей). Сила аффекта такова, что они способны тормозить любые другие психические процессы. Более того, аффекты навязывают человеку определенные стереотипные способы «аварийного выхода» из экстремальной ситуации, соответствующие форме проявления аффекта. Однако подобные способы, сформировавшиеся за миллионы лет биологической эволюции вида «хомо сапиенс» (бегство, оцепенение, неуправляемая агрессия), оправдывают себя только в типичных биологических условиях, но не в социальных!
Следовательно, оптимизация психических состояний и поведения человека в экстремальных ситуациях должна предусматривать соответствующую психологическую подготовку. В противном случае нечего надеяться на то, что пребывающий в стрессовом состоянии индивид будет действовать рационально, энергично, быстро, настойчиво.
Казалось бы, что ввиду очевидной практической значимости проблематики, психология экстремальных ситуаций должна была иметь приоритетный статус в научном мире. К сожалению, дело обстоит совершенно иначе. Нам пришлось буквально по крупицам «выуживать» те редкие публикации, авторы которых пытались анализировать эмоциональные стрессы (информационным повезло больше, однако они не связаны с угрозой жизни оператора, поэтому остались вне нашего рассмотрения). Особенно не повезло такой очевидной разновидности стрессовых ситуаций, как ближний (или рукопашный) бой.
То немногое, что нам удалось разыскать, представлено на последующих страницах. Надеемся, что эти материалы помогут вам составить достаточно ясное представление о психологических особенностях деятельности человека в ситуациях, связанных с повышенной опасностью для его существования.

Конструктивная психология

Конструктивная психология

Современная славянская духовность находится в состоянии оформления. Она перерабатывает и почвенные, и посторонние духовные формы, но не сводится ни к одной из них.
Так, если говорить о славянской духовной «почве», то современную славянскую духовность невозможно редуцировать ни к дохристианскому ведическому православию, ни к христианству, ни к марксизму, ни к позитивизму. Тем более абсурдны попытки свести современную славянскую духовность к какому-либо из «посторонних» метафизических или эзотерических учений, множеством которых теперь так увлекаются славяне.
По-видимому, имеет смысл говорить о самобытных религиозных, философских, научных, художественных и синтетических формах славянской духовности, рождающихся в наше время. Судя по разнообразию этих форм, современная славянская духовность полиморфна. Конструктивная психология представляет собой одну из синтетических форм современной славянской духовности, возникшую на стыке искусства, философии и науки.


Если рассматривать конструктивную психологию в пространстве научной психологии, то она, согласно науковедческим представлениям, является третьей, завершающей стадией развития психологии, вслед за объяснительной и описательной стадиями. В рамках научной парадигмы конструктивную психологию можно определить как науку о сущности, ценности и способах развития психики.
Продуктом конструктивной психологии являются психотехнологии, содействующие интеграции, развитию и осуществлению возможностей самосознающей психики, понимаемой как целостное, метасистемное качество системы «человек-мир». Поскольку в задачу конструктивной психологии входит проектирование картин мира, ценностных ориентации, способов деятельности и жизнедеятельности, становится понятным ее философско-психологический, а не чисто психологический характер.
Если рассматривать конструктивную психологию в пространстве истории психологии, то она является методологическим синтезом четырех типов эмпирического и теоретического психологического знания, сложившегося исторически: эзотерической психологии, житейской психологии, психиатрии и научной психологии. Эти специализированные типы психологического знания обслуживают основные бытийные процессы человека — процессы развития, функционирования и восстановления, а также логической формализации эмпирико-интуитивного знания. Конструктивная психология, таким образом, представляет собой пятый тип психологического знания — синтетический.
Для сохранения «связи времен» и удобства использования предлагаемого способа организации психологического знания я сохранил в определении конструктивной психологии его историческую специализацию. Субординационная структура конструктивной психологии построена мною как эволюционная спираль, где каждый последующий уровень диалектически снимает предыдущий. Каждый уровень, в свою очередь, может быть структурирован по вертикали и горизонтали, и потому конструктивная психология является многоуровневой спектральной психологией.
Верхний теоретико-технологический уровень конструктивной психологии занимает психология интегрального развития человека. Ее эмпирический аналог — эзотерическая психология, инвариантом которой, как показывает анализ, является йога. Средний уровень занимает психология оптимального функционирования, эмпирическим аналогом которой является общеизвестная житейская психология. Нижний уровень конструктивной психологии занимает психология эффективного восстановления; ее эмпирический аналог — психиатрия в широком смысле.
Необходимость в конструктивной психологии имеется потому, что в существующих условиях эзотерическая психология, в том числе и йога, нередко ведет не к интегральному развитию, а к искусственному психозу; житейская психология, что очевидно, уже не обеспечивает оптимального функционирования, а реальная психиатрия — эффективного восстановления. Это связано, прежде всего, со слабой интеграцией указанных типов психологического знания, вследствие чего влияние эзотерической психологии, житейской психологии и психиатрии на целостный процесс жизнедеятельности человека оказывается недостаточно адекватным и даже деформирующим. Что касается научной психологии, то она, в силу исторической молодости и теоретической ориентации, не обладает пока достаточным психотехнологическим арсеналом и ее основная задача в настоящем сводится к экспериментальному освоению, теоретической адекватизации и системной трансформации предшествующего 53 психологического знания.
В новой методологической ситуации (с возникновением конструктивной психологии) эзотерическая психология, житейская психология, психиатрия и научная психология становятся разновидностями деструктивной психологии по отношению к человеку в той степени, в которой они противостоят процессу взаимной ассимиляции.
Становление и развитие конструктивной психологии как высокой культуротворческой дисциплины, формирующей общепринятую планетарную психокультуру будущего, связано с переосмыслением великих психических культур. В этом контексте предмет и задачу конструктивной психологии можно определить как изучение, создание и применение психических культур. В такой постановке она является принципиально новым направлением психологической теории и практики. Однако, в силу исторических обстоятельств те или иные уровни оказывались более значимыми, ведущими, и по этому признаку — ведущему структурному уровню — психические культуры существенно различны.
Как показывает психокультурологический анализ, уровню психологии интегрального развития наиболее соответствует арийская (индоевропейская) психическая культура, уровню психологии оптимального функционирования — семитская (аравийская) психическая культура, а уровню психологии эффективного восстановления — туранская (дальневосточная) психическая культура.
Для арийской психической культуры характерен культ свободы, а ее идеалом является самодетерминирующийся, творческий человек.
Для семитской психической культуры характерен культ необходимости, а ее идеалом является следующий закону, правильный человек.
Для туранской психической культуры характерен культ случайности, а ее идеалом является следующий Природе, естественный человек.
С психическими культурами целесообразно знакомиться по их высшим достижениям. Наивысшим достижением арийской психической культуры является йога, суть которой раскрыта в Бхагавадгите. Речь идет о любительской йоге древнеиндийской аристократии, кшатриев в отличие от профессиональной жреческой йоги брахманов. Мотивируемая личным устремлением к совершенствованию, а не прагматическими стимулами, аристократическая йога была сущностной, а не формальной. Это позволило ей вывести йогу в целом на более высокий уровень, а через буддизм (Будда также был аристократом и любителем) сделать ее доступной для всех желающих.
В буддизме, особенно чань-буддизме (буддизм с китайской прививкой, основателем которой был индийский принц Бодхидхарма), упор сделан на развитие воли и интуиции, позволяющих подняться над интеллектуальными, эмоциональными и сенсорными стереотипами и являющихся основой Творческого действия целостного существа. Будда (Озаренный) — это не только парадоксальное явление «воплощенного абсолюта», но и духовное звание, уровень психического развития, потенциально присущий каждому. Йога развивается и по сей день во многих странах, в том числе и в славянских, для которых арийская психическая культура является архетипической. В XX веке реконструкция Йоги Бхагавадгиты и синтез йог были осуществлены Шри Ауробиндо.
Наивысшим достижением семитской психической культуры является Каббала, суть которой окончательно раскрыта в Евангелиях. Следует заметить, что большинство культурологов относит к семитской психической культуре не только иудаизм, но и христианство, и магометанство, правда, последние с арийской прививкой, особенно христианство. Это дало основание Вейнингеру назвать Христа первым арийцем среди евреев.
Каббала, как впрочем и еврейский алфавит, — древнеегипетского происхождения, в ее основе лежат Великие Арканы Таро, посвятительные символы жречества в основные тайны мира. Учение Христа в этой системе раскрывает суть Аркана Нуль (тайны «Я»), синтезирующего все Великие Арканы и, соответственно, всю Каббалу, а жизнеописание Спасителя есть реализация так называемой нуль-магии, т. е. превосхождения всех частных законов кабальной магии логоса («слова») посредством любви, которая является верховным законом космоса («порядка»).
Проповедь Христа, как и Будды, была любительской, а не профессиональной. С точки зрения профессионалов — священников иудейской церкви, он был всего лишь талантливым еретиком и терапевтом. Однако в отличие от аристократической утонченности буддийской метафизики учение Христа было демократичным. Философская транскультурная реконструкция Великих Арканов Таро, включая и кабалистическую «науку о Боге, мире и человеке», была осуществлена в начале XX века Шмаковым.
Наивысшим достижением туранской психической культуры является И-цзин, суть которой сформулирована в Дао-дэ-цзине совершенномудрым Лао-цзы. Даосизм развивался в русле народной китайской психической культуры и вначале был растворен в ней. Путь (Дао) мира и человека виделся как Мистерия Перемен, как спонтанная комбинаторика всех действительностей и возможностей, где все случалось, подобно игре в кости. Между прочим, эта мысль возмутила Эйнштейна в философской дискуссии с Бором, большим поклонником даосизма. Житейская мудрость заключалась в том, чтобы жить в соответствии с природой, а не идеями. Совершенномудрый, хотя и видел весь веер возможностей жизненного пути, описанный в Книге Перемен, поступал аналогично, ибо в великой игре целого все комбинации равнозначимы. Такое «недеяние», фаталистичное с современной точки зрения, было окрашено не пессимизмом, а радостью каждого момента бытия, не отравленного страхом перед переменами.
Возникновение рафинированного, философского даосизма явилось реакцией образованных любителей китайской старины на развитие государственности в Китае и новых философских систем 54 типа конфуцианства, придающих большое значение нормативному регулированию жизненного пути, управлению и праву. В отличие от конфуцианства, которое сразу приняло профессиональный характер благодаря ориентации на государственную службу, философский даосизм развивался в основном как любительское, даже богемное движение, ибо даосы избегали какой-либо службы, за исключением разве что профессионализации в прикладной области боевых и целительских искусств. Следует заметить, что даже для Конфуция путь «благородного мужа», во всем следующего правилам, являлся не самоцелью, а средством возвращения к естественному состоянию «древнего вана», дао-человека, который не нуждался ни в каких правилах, ибо был целостен с изначальной природой.
Натуральный способ жизни давал здоровье и долголетие без каких-то особых усилий; в условиях цивилизации это уже не получалось само собой, что привело к появлению даосской «алхимии бессмертия», практики восстановления.
В каждой психической культуре имеется свое понимание интегрального развития, оптимального функционирования и эффективного восстановления. Так, в арийской психической культуре под оптимальным функционированием и эффективным восстановлением понимается такое функционирование и восстановление, которые обеспечивают интегральное развитие.
В семитской психической культуре под интегральным развитием и эффективным восстановлением понимается такое развитие и восстановление, которые обеспечивают оптимальное функционирование.
В туранской психической культуре под интегральным развитием и оптимальным функционированием понимается такое развитие и функционирование, которые обеспечивают эффективное восстановление.
Современная мировая психическая культура находится под доминирующим влиянием указанных психических культур, но, к сожалению, являет собой не интеграл, а их конгломерат, эклектическую смесь, — разумеется, включая влияние других культур. Однако ее совокупный потенциал, превосходящий возможности каждой отдельной психической культуры, может быть актуализирован в случае открытия принципа структурирования исторического психокультурного материала. Именно этот принцип опредмечен в структуре конструктивной психологии.